«Чинари»

«Чинари» — это домашнее литературно-философское содружество, объединявшее молодых поэтов и философов: Д. Хармса, А. Введенского, Л. Липавского, Я. Друскина, Н. Олейникова.

Возникло объединение в Ленинграде примерно в 1925 году. Введенский, Липавский и Друскин познакомились и подружились еще во время учебы в гимназии имени Лидии Даниловны Лентовской, примерно в 1917—1918 годах. После окончания учебы в гимназии дружба не прекратилась, а после знакомства друзей с Даниилом Хармсом возникла идея о создании философско-поэтического кружка. Инициатором и идейным вдохновителем создания «Чинарей» стал Леонид Липавский. Я. Друскин в своих воспоминаниях говорил, что история содружества началась еще в 1922—23 годах и состояло оно тогда из трех человек: самого Друскина, Липавского и Введенского. «В то время мы жили на Петроградской стороне Ленинграда: Александр Введенский — на Съезжинской, Леонид Липавский — на Гатчинской, а я — между ними, на Большом проспекте, недалеко от Гребецкой (сейчас — Пионерской) улицы. В 1922—1923 годах Введенский почти каждый день приходил ко мне — и мы вместе шли к Липавскому, или они оба приходили ко мне. У Введенского мы бывали реже». В 1925 году к ним присоединился Даниил Хармс, чуть позже, примерно в середине 1925-го, они познакомились с Заболоцким и Олейниковым. Олейников сразу же вошел в содружество, а с Заболоцким отношения были сложнее. У него возникали серьезные разногласия с остальными членами группы, но, тем не менее, он участвовал почти во всех публичных выступлениях, Друскин называл их отношения «чисто дружескими и деловыми».

Что же объединяло этих людей? Друскин в своих воспоминаниях так говорил об этом: «Мы хотели быть истинно свободными. Входя в чуждые, казалось бы, нам области науки и искусства, не боялись выводов, до которых иногда не решались дойти профессионалы». И добавлял: «Это было литературно-философское содружество пяти человек, каждый из которых, хорошо зная свою профессию, в то же время не был узким профессионалом и не боялся вторгаться в "чуждые" области, будь то лингвистика, теория чисел, живопись или музыка».

Собирались они несколько раз в месяц, чаще всего у Липавских, иногда у Друскина. На встречах в доме Липавского иногда присутствовала его жена — Тамара Александровна Липавская, которую поэтому тоже можно причислить к «чинарям».

На собраниях поднимались вопросы богословия, времени, пространства, движения, философские теории Липавского и Друскина, обсуждали произведения Хармса, Введенского и Олейникова, в творчестве которых трансформировались теоретические идеи «чинарей». Они экспериментировали с творческими формами, играли со смысловой нагрузкой слов; подобно Велимиру Хлебникову, идеями которого они увлекались, пытались создать свой собственный язык. Кроме этого, на собраниях обсуждались и бытовые вопросы, и исторические события. Единственным вопросом, которого не касались «чинари» в своих обсуждениях, была политика. Иногда друзья собирались в квартире Хармса на Надеждинской улице. Тогда Даниил играл на фисгармонии, которую, несмотря не вечную нехватку денег, ему удалось купить в комиссионке.

Содружество «чинарей», как позднее вспоминал Друскин, было неофициальным. Само название «чинари», скорей всего происходило от слова «чин» в значении духовного ранга, хотя есть и другие версии происхождения этого слова, например, от древнерусского слова «творить». В 1925—27 годах так подписывали свои произведения Введенский и Хармс («чинарь авторитет бессмыслицы» и «чинарь-взиральник соответственно). Существовало содружество вплоть до 1936 года, до отъезда Введенского в Харьков.

В 1927 году общество «чинарей» стало ядром нового театрально-поэтического общества ОБЭРИУ (объединение реального искусства).

Леонид Липавский записывал беседы в кругу «чинарей» в 1933—34 годах. На основе этих записей он написал «Разговоры», в которых очень точно передана атмосфера этих собраний. Эта книга несколько раз издавалась. Сохранились и трактаты «чинарей»: «Теория слов», «Время», «Головокружение», «Исследование ужаса», «Объяснение времени» и другие, написанные Л. Липавским; «Вестники и их разговоры», «Видение невидения», «Это и то» Я. Друскина; «О времени, о пространстве, о существовании» и другие работы Д. Хармса, тоже часто издававшиеся. Подробно история содружества описана в работе Я. Друскина «Чинари». Большая часть материалов, которые относятся к истории «чинарей», собраны в двухтомнике «"...Сборище друзей, оставленных судьбою". "Чинари" в текстах, документах и исследованиях» (2000 год).

 
 
 
Яндекс.Метрика О проекте Об авторах Контакты Правовая информация Ресурсы
© 2017 Даниил Хармс.
При заимствовании информации с сайта ссылка на источник обязательна.