3. Скрытые значения

Как пишет Нахимовская (Nakhimovsky 1982: 92), на первый взгляд кажется, что ход событий в «Старухе» строится произвольно, но при более тщательном изучении можно обнаружить, что разнообразные обстоятельства соединены друг с другом чрезвычайно последовательно. Здесь можно сослаться на тот божественный принцип, о котором шла речь в предыдущем разделе. Исследовательница отмечает (там же), что структура повести такова, что читатель понимает значение взаимосвязей между разными элементами только на фоне молитвы героя, которой завершается повесть.

Кроме кажущихся случайностей, сеть значимых взаимосвязей охватывает и другие планы: обыденным предметам и явлениям можно дать символическое толкование; большинство персонажей связано друг с другом сходными чертами, жестикуляционными и языковыми выражениями; действующих лиц можно считать представителями отдельных миров, имеющих соотношения друг с другом; повесть в целом можно считать изображением духовных исканий героя — помимо прямых указаний на данную тематику в повести имеются косвенные намеки, толкуемые с этой точки зрения.

Важно заметить, что сам герой не осознает этих скрытых значений, если не учитывать взглядов, выражающих, по его мнению, подозрения людей (см. раздел 2.2.1). Это свойство героя метафорически иллюстрируется инцидентом в магазине:

— Вы не знаете, что там происходит?

— Простите, не знаю, — сказал я как можно суше.

Дамочка повертелась в разные стороны и наконец опять обратилась ко мне:

— Вы не могли бы пойти и выяснить, что там происходит?

— Простите, это меня нисколько не интересует, — сказал я еще суше.

— Как не интересует? — воскликнула дамочка. — Ведь вы же сами задерживаетесь из-за этого в очереди! (407—108)

Итак, герой кажется совершенно безразличным даже к обстоятельствам, касающимся непосредственно его самого. С другой стороны, именно он сообщает обо всем, что позднее окажется полным значений. Поскольку он наблюдает именно то, о чем он сообщает, можно полагать, что бессознательно он понимает, что в наблюдаемом им заключаются важные скрытые значения. Однако, даже вспомнив инцидент, случившийся у Сакердона Михайловича с раскаленной кастрюлькой, он не осознает символическое значение случившегося:

[...] мне почему-то [курсив наш — Ю.Х.] вспоминается, как у Сакердона Михайловича с треском отскакивала эмаль от раскаленной кастрюльки. (429)

Только в самом конце повести все становится ему понятным, и он переживает расширение сознания, просветление, которое выражается в его молитве.

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница

 
 
 
Яндекс.Метрика О проекте Об авторах Контакты Правовая информация Ресурсы
© 2017 Даниил Хармс.
При заимствовании информации с сайта ссылка на источник обязательна.