Е. Остроухова, Ф. Кувшинов. «Псевдонимы Д.И. Хармса»

Даниил Хармс — самый стабильный из многих псевдонимов Даниила Ивановича Ювачёва, ставший его официальным именем (известно, что Хармс сначала подписал в паспорте карандашиком Ювачёв-Хармс, а затем и узаконил свой псевдоним — Хармс).

Определить точное количество псевдонимов Хармса, пожалуй, невозможно в связи с тем, что некоторые произведения подписаны, например, просто Д.Х. или ХАРМС, или Д. Хармс, что на первый взгляд может показаться сокращённым вариантом от Даниил Хармс или произвольным употреблением только заглавных букв. Но для самого Хармса эти варианты написания (изображения) наверняка имели какой-то смысл и что-то значили, так как известно, с какой серьёзностью он относился к каждой букве1.

Многообразие псевдонимов можно объяснить интересом Хармса (и весьма значительным!) к египетской культуре (традиция, характерная для русского модернизма (Кацис 1994б: 165—174)). «Согласно представлениям египтян, часть человеческой души заключается в имени человека. Поэтому имя являлось постоянным объектом магических действий и заклинаний!» (М. Матье)2. Трансформации, которые придавал своему псевдониму Хармс, напоминают как раз некие магические манипуляции, с одной стороны, прикрывающие истинное значение имени (которое, по канонам магии, не должно быть ведомо непосвящённому3), с другой — уберегающие носителя этого имени от неблагоприятного внешнего воздействия4. Вся магия основана на знании истинных имен духов, демонов и проч. и умелом манипулировании этими именами.

Кроме того, как мы увидим далее, некоторые псевдонимы являются практически элементами структуры текстов.

Мы приводим ряд псевдонимов Д.И. Хармса, расположенных в хронологическом порядке (начиная с 1922 года; детские подписи не учитывались); в скобках указана дата появления того или иного псевдонима5, затем количество его употреблений6.

1. Даниил Хармс (?; 76)

Жаккар предполагает, что основной псевдоним Хармс начал использовать с 1924 года, а может быть, даже раньше (см. Жаккар 1995: 265). Имеется в виду именно Даниил Хармс (русскими буквами), так как Daniel Charms (латинскими) появился ещё раньше в подписях к рисункам (см. ниже и №№ 2, 3).

Для начала приведём некоторые интересные факты биографии Хармса.

Об обстоятельствах наименования будущего писателя Даниилом узнаём из записной книжки его отца 17(30) декабря 1905 г. (день рождения сына): «Пришёл батюшка и стал решать вопрос, как назвать сына. Сообща решили назвать Даниилом. Во 1) сегодня день памяти Даниила. 2) 12 дней тому назад в 6-м часу видел во сне его, 3) по имени его «Суд божий» можно назвать и свои личные страдания 14 дней в революцию России; 4) самый дорогой пророк для меня, из которого я строю свою философию...» (Сажин 2000: 6—7).

Вероятно, в семье Ювачёвых существовал некий миф о «странном» рождении и наречении сына, о чём свидетельствуют неоднократные упоминания об этих событиях мемуаристов. Из воспоминаний сестры7 поэта: «Папа был в отъезде и прислал маме письмо: у тебя родится сын, назови его Даниил. И Даня родился в день Даниила — 30 декабря» (Грицина 1991: 44). Вторая жена Хармса, Марина Малич, также вспоминает:

Даня рассказывал мне такую историю.
Отец его был приглашён на финку8 к Толстым. Мать Дани <...> была на сносях, ждала ребёнка.
Иван Павлович позвонил ей по телефону из Ясной Поляны и кричал довольно громко, потому что такие были телефоны и только так его было слышно. Он сказал: «Будь осторожнее, роды уже близко. Ты разрешишься 30 декабря. И родится мальчик. Назовём его Даниилом». Жена что-то возражала. Но он её оборвал: «Никаких разговоров! Он будет Даниил. Я сказал» (Дурново 2001: 40—41).

По поводу смысла основного псевдонима Хармса существует несколько версий.

А. Александров возводил его значение к французскому charm — «обаяние», «чары»: «И в немецком, и в английском языках это слово имеет такое же значение. Но, выбрав слово в качестве псевдонима, молодой поэт слегка изменил его звуковой облик. <...> Daniel Charm превратился в Даниила Хармса. Скрытый смысл изменённого слова можно перевести как Даниил Чародей или Даниил Колдун» (ПВН: 14).

Учитывая данные о серьёзных занятиях Хармса магией, версию А. Александрова, вероятно, можно было бы считать весьма правдоподобной, если б не то мистическое значение, которое, судя по некоторым данным, Хармс (и его отец) придавали этой фамилии. О том свидетельствует, в частности, следующая дневниковая запись Хармса от 23 декабря 1936 года: «Вчера папа сказал мне, что пока я буду Хармс, меня будут преследовать нужды» (ПВН, 15). «Чародей» или «Колдун», кажется, не те имена, которые налагают на их носителя печать неудачи или несчастья (Сажин 1997: 345).

Ж.-Ф. Жаккар находит корни этого псевдонима в английском языке:

В его [Хармса. — Е.О., Ф.К.] записной книжке 1924 года уже на первой странице латинскими буквами написано: «Daniel Charms», что ещё раньше встречается в подписях к его рисункам. Эта орфография доказывает, что изначально это слово образовалось от английского «charm», тем более что в нескольких случаях встречается «Чармс». Но не стоит совсем игнорировать английское слово «harm», несущее в себе идею страдания, что подтверждает и художница Алиса Порет. <...> Следовательно, почти систематическое употребление псевдонима «Хармс» само по себе уже имеет большое значение, что доказывает неправильность объяснения А. Александрова <...> (Жаккар 1995: 265).

«Словарь культуры 20 века» Руднева также даёт версию об английском происхождении псевдонима (Хармс от англ. charm «чары») (Руднев 1998: 200).

Валерий Сажин указывает на иные пути прочтения этого псевдонима:

Действительно, английское harm не так далеко по значению от того, что говорил Хармс. Однако, дело не в этом, а в том, что именно в соответствии с занятиями оккультизмом и магией Хармс должен был избрать себе псевдоним, значение которого не выявлялось бы так легко с помощью всего лишь познаний в английском (равно как немецком или французском) языке. Поэтому в качестве гипотезы предположим, что поиск расшифровки псевдонима писателя надо вести и в других языках (Сажин 1997: 345).

Прежде всего, это санскритское Dharma — «религиозный долг» и его исполнение, «праведность», «благочестие»; Хармс мог знать от отца, что псевдоним Миролюбов <...> тот изображал двумя написанными по-древнееврейски словами «мир» и «любовь»; по аналогии с этим (да и из собственных занятий ивритом) Хармс мог ассоциировать свой псевдоним со словом hrm (herem), что означает отлучение (от синагоги), запрещение, уничтожение (Сажин 2000: 9).

Следует принять во внимание сообщение Е. Белодубровского о том, что учительницей немецкого языка в Петершуле, где с 1916 года учился Хармс, была Елизавета Васильевна Хармсен (Белодубровский 1995). Возможно, здесь мы имеем дело со случаем, аналогичным отношению Я. Друскина к своему учителю литературы Л.В. Георгу.

В 1986 году В. Сажин в небольшой заметке о Хармсе упомянул о том, что иногда происхождение псевдонима относят на счёт героя А. Конан Дойла Шерлока Холмса (Сажин 1986: 110).

В самом деле, есть некоторые основания для связи псевдонима Хармса с именем Шерлока Холмса. Поводом для неё послужили нередко упоминаемые мемуаристами описания хармсовской манеры одеваться: «<...> он и одевался как «денди лондонский». Этих настоящих денди он никогда не видел, пришлось самому придумать себе нечто «лондонское». Он носил короткие серые гольфы, серые чулки (увы, из грубой вигони), серую большую кепку» (Жукова 1991: 8). Примем во внимание и дневниковую запись Хармса: «Создай себе позу и имей характер выдержать ее, — записывает Хармс летом 1937 года. — Когда-то у меня была поза индейца, потом Шерлока Холмса, потом йога, а теперь раздражительного неврастеника. Последнюю позу я бы не хотел удерживать за собой. Надо выдумать новую позу» (Хармс 1992: 216).

2. ДСН (1922; 1)

Этой полу-иноязычной монограммой подписан самый ранний из стихотворных текстов Даниила Хармса («В июле как то в лето наше...»). Возможны два варианта её прочтения: DCH и ДСН. В первом случае, очевидно, мы имеем дело с сокращением от Daniel Charms, во втором — характерное для Хармса эклектическое смешение различных культурных (в данном случае, лингвистических) уровней.

3. Daniel (12.06.24; 1)

Латинизированный вариант написания имени «Даниил». Вообще, латинизацию псевдонимов Хармса, очевидно, следует объяснять его увлечением западной (в первую очередь немецкой и еврейской) культурой.

4. Даниил Заточник (Хармс) (ноябрь 1925; 1)

Даниил Заточник, автор написанного в первой четверти XIII века «Моления», адресованного великому князю Ярославу Всеволодовичу, подписав своё послание «Даниил Заточник», рядом с именем просто указал своё положение (заточник — тот, кто заточён, заключён). Автор послания (по многочисленным версиям: некий опальный дружинник, дворянин, ремесленник, холоп) описывает своё бедственное положение и просит адресата избавить его от нищеты, вернув в свою дружину. Кроме того, некоторые исследователи допускают, что Даниил Заточник — вымышленная личность, от лица которой анонимным автором написано сугубо литературное послание (обоснование — существование двух вариантов произведения: «Слово» и «Моление»).

Этим псевдонимом подписано стихотворение «О том, как Иван Иванович попросил, и что из этого вышло». Можно найти некоторые общие мотивы с «Молением»: просьба (и её неудовлетворение), изгнание, «плохая» жена, монашество. Помимо этого, эротическая тема стихотворения и тема сексуального неудовлетворения — одни из центральных в поэтике Хармса. Подчеркнем сатирический план «Моления», что позволяет исследователям говорить о скоморошничестве автора (Хазагеров 2000: 142) и что опять-таки сближает «Моление» и стихотворение Хармса (а также вписывается в смеховую культуру Хармса).

5. ДаНиил Хармс (22.12.25; 2)

Интересный псевдоним, в котором Хармс использует метод графической атаки. Очевидно, первая часть псевдонима должна члениться на «Да» и «Ниил»; последнее, вероятно, относится к Нилу, египетской реке (о египетской теме см. выше). Малообоснованным представляется версия о совмещении в имени двух полярностей: «Да» и «Ни» [«Нет»?].

6. Даниил Хармс Школа чинарей Взирь зауми (14.01.26; 1)

Подобная пространная подпись свидетельствует, конечно, о сильном желании Хармса подчеркнуть свою принадлежность новому левому «течению». Это интегрирование имени и обозначения принадлежности новой школе может пониматься в рамках жизнетворчества. Ср. с подобными №№ 7, 9.

7. Школа ЧИНАРЕЙ Взирь Зауми Даниил Хармс (<1926>; 1)

См. № 6.

8. Д.Х. (15.11. <26>; 24)

Довольно «сложный» псевдоним, заключающий в себе несколько значений. Первое — «ДуХ», что отправляет нас к религиозной тематике. Второе опять связано с дыханием, вздохом. Не стоит исключать и нумерологические упражнения Хармса, которые здесь ориентированы на число 10, актуализируемое через букву Д — десять (decima) и через Х [икс], в римской системе обозначения чисел соответствующий опять-таки числу 10, хотя не ясно, что это должно было выражать.

Возможно также, что здесь мы имеем дело с хармсовской аллюзией на еврейский алфавит. В данном случае, очевидно, речь нужно вести о трех буквах: далет (4-ая), символическое значение «реализация»; гхе (5-ая), символическое значение «вдохновение»; хет (8-ая), символическое значение «равновесие». Безусловно, символические значения букв представляют собой важные для эстетики и философии Хармса понятия.

Кажется несомненным и то, что для «Х» обязательно парное употребление с «Д», которая может выступать в роли самостоятельной подписи (См. № 36). Ср. это с дневниковой записью: «<Если сказать про какого-нибудь человека, что он на букву Х, то все поймут, что это значит. А я этого не желаю понимать принципиально.>» (Глагол 1991: 136).

9. Чинарь Даниил Иванович Хармс (<26 — нач. 27>; 1)

Отказавшись от фамилии отца, Хармс не отказывается от его имени (т. е. сохраняет отчество в псевдониме — Даниил Иванович Хармс). Более того, имя Иван — самое частотное у Хармса; этим же именем он называет своего вымышленного брата — Ивана Ивановича Хармса, приват-доцента Санкт-Петербургского университета, брюзгу и сноба (ПВН: 25).

См. также № 6.

10. Д. Хармс (18.07.27; 20)

Один из наиболее частотных псевдонимов. Очевидно, сокращенный вариант Даниила Хармса. С другой стороны, если учесть внимание Хармса к каждой букве, и вспомнить о Dharm'е, то фонетическое прочтение этого псевдонима без паузы (не [дэ // хармс], а [дхармс]) свидетельствует в пользу замечания В. Сажина (см. выше). Важно также и то, что, занимаясь ивритом, Хармс прекрасно знал о фонетической вариативности некоторых еврейских букв (например, третья буква «гимел(ь)» может читаться двояко: гимел(ь)/гхимел(ь)), природа которой, конечно, лежит в эзотерических представлениях о словах (именах). При этом не стоит забывать о занятиях Хармса йогой, в которой дыханию придается основное значение.

11. Д.И. Хармс (1928; 1)

Как это ни удивительно, такая подпись встречается всего один раз.

12. Д. Баш (1928; 1)

Так подписан «детский» текст Хармса «Озорная пробка». Очевидно, псевдоним восходит к немецкому автору, из которого у Хармса есть два перевода («Плюх и Плих», «Как Володя быстро под гору летел»), — В. Бушу, любимому писателю Хармса в детстве (См. Борисов 1993). Именно жанр детского рассказа позволяет нам сблизить псевдоним Хармса с реальным именем.

13. Даниил Хормс (22.12.30; 2)

Хормс может соотноситься с Холмсом, разница всего в одну букву.

Но, возможно, здесь имеет смысл соотнести Хормс с английским hors (конь). В пользу этой версии говорят оба текста, подписанные Даниил Хормс (см. также № 15).

Впервые — подпись к письму Э.А. Русаковой от 22 декабря 1930 года, в котором Хармс пишет: «<...> посылаю тебе вещь «Гвидон». <...> потому что я тебе её посвятил». В пьесе же «Гвидон» конь — один из эротических символов:

Мысли коня
входят в меня
вносят аршин
кнут и кувшин
в упряжке стою
подобен коню

<...>

      (Хармс 2000: 1: 446)

<...>во сне пришла ко мне идея
мысль благородного коня
разбить копытами темницу
и мчаться мчаться вдоль реки
(Хармс 2000: 1: 448)

Этот же мотив встречается и в стихотворении «Он и Мельница», подписанный Даниил Хормс. Даниил Ххармс:

ОнЯ вижу путь железной конки

И далее:

Мельницаи конки
Здесь не ходят на беду

      (Хармс 2000: 1: 194, 195)

См. также №№ 15, 20.

14. Даниил Ххармс (28.12.30; 2)

«Двойное «х» позволяет поэту создать следующую фигуру: и далее, содержащую в себе одновременно круг и окно — оба символа очень важны для Хармса» (Жаккар 1995: 265). Также важно учесть замечание М. Ямпольского о сдваивании буквы «х» (Ямпольский 1998: 49), которое (сдваивание) носит гносеологический характер и опять отправляет нас к проблеме говорения, проговаривания, произнесения.

15. Ххоермс (15.04.31; 1)

О сдваивании «х» см. № 14.

Обращает на себя внимание замена «а» на «ое», в результате чего [хойэрмс] или [хоэрмс] отсылает в очередной раз к [холмс].

Отклонение от Хармс здесь, возможно, продиктовано смыслом текста (см. также № 22). Ххоермсовский текст («Здравствуй стол...») весьма агрессивен и подталкивает связать Х(хое)рмс (как вставка вместо а — хое) с английким horrent (анаграммированным) — поэт, ощетинившийся, угрожающий; или horrorужас, отвращение, или нелепое, смешное.

Кроме того, обращение к «деревянному негодяю» (четвероногому), не оправдавшему надежды на его благоразумие, отсылает, как нам кажется, ещё и к английскому hors (конь), спрятанному в Ххоермсе (см. № 13).

См. также № 20.

16. Даниэлъ Хаармсъ (нач. июля 1931; 1)

Здесь следует отметить старинную орфографию, часто используемую Хармсом, и, в связи с появлением «-аа-», видимо, какое-то скандинавское или еврейское влияние. Вместе с тем, если исходить из интереса Хармса к египтологии, то подобное удвоение «а» могло появиться и по аналогии с именем древнеегипетской богини порядка и истины, супруги бога мудрости Тота — Маат.

Употребление Хармсом дореформенной (1918 г.) орфографии следует отнести, по-видимому, в область той же рудименции, что и употребление им же «Петербурга», а не «Ленинграда» в «Комедии города Петербург» (Сажин 1996: 3).

17. Даниил Хаармс (02.11.31; 1)

См. № 16. Вместе с тем, здесь чистое удваивание «а», что, очевидно, можно рассматривать как своего рода акцент, усиленный за счет удаления дореволюционной орфографии. При прочтении этого псевдонима вполне определенно слышна заклинательная (напевная) интонация. В таком случае, «-аа-» ведет к устойчивой теме магии в творчестве Хармса.

18. Даниил Протопласт (Июль 1933; 1)

Протопласт встречается у Папюса, когда он говорит от тройственности Адама и выделяет Адама Кадмона, Адама Белиала и Адама Протопласта, который «есть Начало дифференцированных душ» [выделено Папюсом. — Е.О., Ф.К.] (Папюс 1999: 180), и далее: «Души происходят от дифференции Адама Протопласта <...>» (Папюс 1999: 181). Следует учесть также и корень этого слова, который отправляет нас к мифологическому персонажу Протею известного «способностью принимать облик различных существ и многознанием» (Мифы 1994: 342). Кроме того, в энциклопедической статье указывается способность Протея к пророчеству (там же). В этом случае «пророк Даниил» и «пророк Протей» организуют характерную для Хармса двойчатку (как Алексей Алексеевич, Иван Иванович и т. д., а также собственный псевдоним Дандан), усиливающую семантику.

19. Дан. Хармс (04.11.33; 1)

О варианте «Дан» см. № 22.

20. (Яронея) (Конец 1933; 1)

Это слово (в скобках, так что псевдонимом мы его считаем условно) под письмом к К.В. Пугачевой, по мнению В. Сажина, искаженное от «ирония» (Сажин 2001: 145). Возможно. Тем более что «ирония» ранее уже появлялась в переписке Хармса с Пугачевой: «Милая и самая дорогая моя Клавдия Васильевна, <...> я ни с какой стороны или вернее, если можно так выразиться, абсолютно не отношусь к Вам с иронией» [выделено Хармсом. — Е.О., Ф.К.] (Хармс 2001: 83).

Кроме того, в подписи (Яронея) очевиден корень яр9: письмо любовное, а подпись — как намёк на страсть, испытываемую автором к адресату; но, в отличие от остальных писем тому же адресату, это имеет оттенок обиды, что позволяет прочитать Яронея как своеобразноe деепричастие от «яриться»?

Обнаруживаются интересные параллели с Хормсом и Яронеей в мифологии восточных славян, где известно божество Хорс (бог Солнца), у западных славян именуемое как Яровит10 (или Ярило).

Наиболее древние неперсонифицированные боги славян — Род и Роженицы. Род отождествлялся с зерном, а Роженицы воспринимались как женское начало, дающее жизнь всему живому<...>. Позже функции Рода и Рожениц расширились, и они унифицировались в верховных богов, получив в разных славянских племенах следующие имена собственные: Яровит <...>» (Руднева 2001: 115; выделено автором).

Каждому из главных языческих племенных богов отчасти были присущи черты бога Солнца, с другой стороны, и этим богам, и солнцу придавали мужские свойства Рода (Ярилы). Однако у славян был собственно бог Солнца по имени Хорс<...>.

Хорсу посвящены два самых крупных славянских языческих праздника в году, связанных также со Световидом, Ярилой-Яровитом и т.д. <...> (там же, с. 121)

Как известно, славянские боги, составившие знаменитый пантеон, позже разрушенный Владимиром Крестителем, в большинстве своем — инокультурные:

В списке богов Владимирова пантеона Дажьбогу непосредственно предшествует Хорс (Хорсъ, Хърсъ, Хръсъ), причем только между их двумя именами в тексте нет союза «и», что дает Вяч. Вс. Иванову и В.Н. Топорову основание отождествлять оба эти персонажа: Дажьбог оказывается как бы «переводом» Хорса на понятный славянину мифологический язык. <...> сами русичи воспринимали его имя как чуждое, темное, иностранное, о чем свидетельствуют многочисленные искажения этого имени при перепечатке книг, а также определение, примененное к нему в тексте так называемой «Беседы трех святителей»: «Два ангела громная есть: елленский старец Перун и Хорс жидовин»<...> (Юдин 1999: 65)

Таким образом, Хорс, как еврейское божество, наверняка был известен Хармсу.

Можно предположить, что одним из источников этого псевдонима был роман А.А. Кондратьева «На берегах Ярыни» (см. Кондратьев: 303—503).

21. Хармс (27.03.34; 12)

22. Даниил Дандан (18.09.34; 5)

В этом псевдониме (а также см. №№ 19, 23) внимание стоит уделить корню «Дан». Здесь, в первую очередь, мы имеем дело с магическим утроением заклинания:

1) Дан (иил) 2) Дан + 3) Дан

Это отсылает нас к стихотворению «Небеса свернуться...», а точнее, к строке:

Я О, я сиръ, я исъ (Хармс 2000: 240)

Как отмечают А. Герасимова и А. Никитаев, «<...> это отождествление с расчленённым натрое («я тройной») именем древнеегипетского бога Осириса, который, вместе с богиней Исидой, с позднеантичных времён служил объектом поклонения в эзотерических культах, а позднее, через мистику тайных оккультных орденов, стал одной из значительных фигур вульгаризованного западноевропейского оккультизма 19 века» (Герасимова, Никитаев 1991: 44).

За подписью «Даниил Дандан» идут сразу три текста, написанные Хармсом в один день — 18 сентября 1934 года, причем тексты эти весьма значительны: «О ровновесии», «О явлениях и существованиях № 1», «О явлениях и существованиях № 2». Интересно, что в этих текстах имеют место магические манипуляции со словами, схожие с заклинательным Даниил Дандан:

«Один даже мой знакомый сочинил такое выражение: «Кавео», что значит: «Камни внутрь опасно». И хорошо сделал. «Кавео» легко запомнить, и как потребуется, так и вспомнишь сразу»(Хармс 2000: 2: 88).

27 сентября 1934 года Хармс пишет «грехопадение или познание добра и зла» и подписывает «Дандан», а 15 октября того же года он пишет два стихотворения: «Романс» («Даниил Дандан») и «Что делать нам?» («Дандан»), что свидетельствует о важности этого псевдонима (-ов) для Хармса этого периода.

Маловероятной представляется версия, которую все же приведем: «дан» может пониматься в этом случае как усеченная форма отглагольного прилагательного «данный» (кому-л., чему-л.). При этом следует обратиться к дневниковой записи Хармса: «Надо ввести в русский язык опять усеченные прилагательные» (Глагол 1991: 114). Речь, вероятно, здесь должна вестись опять о даре свыше, данном Д.И. Хармсу.

23. Дандан (27.09.34; 2)

См. 22.

24. Даниил Иванович Хармс (Середина 30-х; 1)

Ср. с № 11.

25. Д. Хармс-Шардам (5, 13.05.35; 1)

Вторая часть псевдонима встречается еще несколько раз (см. №№ 26—28). Шардам очень созвучно со словом шарада. А шарада опять же находится в одном ассоциативном поле с Шерлоком Холмсом. Фонетическая созвучность дополняется визуальным сходством:

Шерлок Холмс
Шардам Хармс

Может быть, случайный, но графический параллелизм очевиден. Абсолютно одинаковое расположение гласных и согласных букв, из 11-ти букв — 5 повторяющихся.

Учтем и замечание М. Ямпольского: «Один из его [Хармса — Е.О., Ф.К.] псевдонимов был связан с шаром — Шардам» (Ямпольский, 1998: 196). Шардам легко членится на два слова: шар + дам, что приводит к двум вариантам прочтения. Первый можно обозначить как «дающий шар». Если принять во внимание, что шар в философско-религиозном сознании ассоциировался с божественной формой (Платон, Парменид, Эмпедокл и т.д.), то очевиден мессианский мотив этого псевдонима. Второй можно прочитать как «дамский шар». Здесь уместно вспомнить один из первых стихотворных опытов Хармса: «За дам по задам задам» (Хармс 2001: 218). Подобная неоднозначность (грамматическая вариативность: дам — глагол 1 л., буд. вр, ед. ч.; дам — мн. ч. сущ.) свойственна хармсовской поэтике (вспомнить хотя бы «жизнь победила смерть») и поэтике ОБЭРИУ. По крайней мере, нечто схожее мы встречаем у Александра Введенского в поэме «Кругом возможно Бог»: Быть может только Бог (Введенский 1993: 152), где императивность смешана с сомнением.

Учитывая то, что этим псевдонимом подписано стихотворение на смерть К. Малевича, возможно существование ещё одного смысла: у Даля Шаръ — церковная краска. Но, помня о пристрастии Хармса к старинной орфографии (почему тогда не Шаръдам?), будем считать эту версию сомнительной.

26. Даниил Шардам (13.05.35; 1)

См. 25.

27. Шардам (17.08.35; 1)

См. 25.

28. Даниил Хармс-Шардам (1935; 1)

См. 25.

29. Ваня Мохов (<1935?>; 1)

Один из «детских» псевдонимов Хармса. Нет сомнения, что «взрослые» псевдонимы Хармса более унифицированы, синонимичны между собою, тогда как «детские» отличаются особой «вольностью». Это, очевидно, подтверждает наши предположения о меньшей значимости «детских» псевдонимов по сравнению со «взрослыми», вариативность которых может рассматриваться как постоянный поиск наиболее «истинного» имени в кругу уже определенного, в то время как «детские» псевдонимы представляют собой полную перемену имени.

Думается, Хармс не желал рисковать, изменяя свое имя до неузнаваемости во «взрослых» произведениях; как показал Н. Олейников, подобное может привести к печальным последствиям («Перемена фамилии»):

Орлова не стало. Козлова не стало.
Друзья, помолитесь за нас!

      (Олейников 2000: 140).

Вместе с тем Ваня Мохов выступает и как герой детского стихотворения «Что это значит?» (Хармс 2000: III, 235, вариант):

Едет едет
Ваня Мохов

Здесь же появляется и Карл Иваныч Шустерлинг, (см. № 30).

30. Карл Иванович Шустерлинг (<1936>; 1)

Еще один из «детских» псевдонимов Хармса.

«Если говорить о влиянии на Хармса немецкого «имиджа», можно заметить перекличку его любимого персонажа (и подчас псевдонима) Карла Ивановича Шустерлинга с рассказом «Филозофство Карла Ивановича Шустерле», напечатанным в книжке «Гут морген, Карл Иваныч! Сборник немецких комических куплетов» (Одесса, 1904)» (Борисов 1993: 151). Шустерлинг помимо прочего содержит в себе многоговорящий для детей корень «-шустр-».

31. Чармс (20.02.37; 2)

О происхождении этого псевдонима см. выше. Несмотря на приписываемое этому псевдониму позитивное значение, он и «Даниил Чармс» (№ 32) очень редки (всего — 3 случая). «Чармс» гораздо чаще встречается в дневниках Хармса (См. Глагол 1991), нежели как подпись под художественными произведениями. Очевидно «Х» для Хармса было важнее «Ч» по неизвестным нам причинам (или по причинам, указанным Ямпольским и Жаккаром).

32. Даниил Чармс (21.06.37; 1)

См. 30.

33. Гармониус (03.01.38; 1)

Ж.-Ф. Жаккар так объясняет этот псевдоним: «Можно заметить, что «Harmonius», написанное латинскими буквами, содержит «Harm...s». Этот псевдоним помещается внизу текста, где обычно стоит подпись, но он возникает также и как название тетради, в которой собраны произведения этого времени. Следовательно, возможно, что это слово было выбрано для того, чтобы обозначить тему стихотворений, объединённых в этой тетради» (Жаккар 1995: 266). Вместе с тем, темой стихотворения (или группы стихотворений, как предлагает Жаккар) как и в предыдущем случае является разгул, плотское наслаждение. «Гармониус» же антиномичен своим значением содержанию произведения («Но сколько разных движений...»).

34. Вера, Надежда, Любовь, София (<30 сентября> 1938; 1).

Христианский тернер «вера — надежда — любовь» дополнен «софией», т.е. мудростью. Неясно, почему Хармс, описывая бытовые реалии собственной жизни (так подписана «Бытовая сценка. Водевиль»), использует такой вариант псевдонима, значительно насыщенный религиозными концептами. Возможно, здесь имеет место авторская рефлексия по отношению к собственному тексту: противопоставление низменной бытовой жизни (разгул, вертеп) высоких религиозных (духовных) понятий. Стоит отметить, что в тексте затрагивается тема религии:

Мариша (залезая за фисгармонию): Заступница пресвятая! Мать пресвятая Богородица!

Хармс (лежа в прихожей на полу): Эй ты, там, слова молитв путаешь!

      (Хармс 2000: 2: 199).

35. Хаармс (13.08.40; 2)

См. 16.

36. Д. (?; 1)

Сокращенный вариант имени Даниил или Д.Х.

37. Даниил (?)

14 ноября 1937 года в «Дневнике» у Хармса записано: «сейчас моему сердцу особенно мил Густав Мейеринк» (Хармс 1992: 218). Л. Кацис отмечает здесь не просто интерес к австрийскому мистическому писателю. Дело в том, пишет он, что постепенно Хармс начинает подписывать свои дневниковые записи не Даниил Хармс, а просто Даниил. Это заставляет соотнести сюжет знаменитого «Голема» Г. Майринка с библейским сюжетом: Голем может восходить к колоссу из книги пророка Даниила (Даниил, 2, 31—35). Иными словами, связи «Голема» с творчеством Хармса должны изучаться с учётом возможного самоотождествления Хармса с пророком Даниилом. Это тем более важно, что многие образы Апокалипсиса традиционно проясняются и толкуются через книгу Даниила. Таким образом, малозаметное изменение подписи Даниила Хармса под личными записями включает их в общеапокалиптический контекст (Кацис 1994: 97).

38. Даниил Иванович Дуконъ-Хармс (?; 1)

Надпись, сделанная Хармсом в виде таблички, которую он вешал на дверь. Возможно, Дуконъ является переделкой «дьякона» (если учесть факт бытования чинаря Д. Хармса). Также возможным представляется вариант, по которому Дуконъ — аллюзия на «дюк» (в старину обозначение вельможи), который в старой российской орфографии выглядит как «дукъ» или «дука». У Хармса есть стихотворение 1934 года под названием «Обращение учителей к своему ученику графу Дэкону» (1, 304). Дэкон, вероятно, восходит к Бэкону. Тогда: Бэкон — Дэкон — Дукон — трансформация вполне в хармсовском духе. Кроме того близка семантика слов «граф» и «дюк» («дука» по Далю).

Кроме того, у Даля находим:

ДУК м. кур. в игре, касло, шар, свинка: ямка, лунка, в которую дубинками вгоняют шар, мяч. свинку, чурку (см. дучка).

ДУЧКА ж. южн. лунка, ямка, углубленье, дыра.

Если Хармсу это слово было известно, то псевдоним-надпись на двери наполняется богатыми интерпретациями (актуализируются семы ямка, лунка (вход?) и шар).

39. А. Сушко (нет данных11)

Что касается данного псевдонима («детского»), то, как кажется, он восходит к анаграмматической игре с именем А.С. Пушкина:

А. С. Пушкин
А. С ушко

Здесь уместно вспомнить В. Сажина, который показал, что Хармс своими произведениями боролся против обывательского пушкиноведения (Сажин 1990: 111; Сажин 1985). Очевидно, вынесение в псевдоним анаграммы имени Пушкина обусловлено схожей мотивировкой.

40. Писатель Колпаков (нет данных)

Еще один «детский» псевдоним.

Колпак является одним из важных объектов алхимической атрибутики. Нельзя не упомянуть и устойчивую идиому «околпачить», т.е. обдурить, обмануть. Исходя из этого, представленный псевдоним можно рассматривать как сублимацию характерного для Хармса семантического «перевертня». В сущности, подобное скоморошное поведение вполне укладывается в эстетику Хармса.

У Гоголя, весьма почитаемого Хармсом, очень часто встречается колпак — и как головной убор, и как бранное слово (например, в «Женитьбе»).

В целом, в системе псевдонимов Хармса прослеживаются несколько линий (пророческая, анаграмматическая, аллюзивная и т.д.), которые характерны вообще для творчества этого писателя. Несомненным представляется тот факт, что к своему литературному имени (псевдониму) Хармс подходил как к категории, аналогичной тексту, в которой возможны различного рода трансформации, своей природой имеющие творческий процесс.

Литература

1. Александров 1992 — Александров А.А. О первых литературных опытах Даниила Хармса // Русская литература. — 1992. — № 3.

2. Афанасьев 1995 — Афанасьев А.Н. Поэтические воззрения славян на природу: в 3 т. — М.: Современный писатель. — 1995. — Т. 1.

3. Белодубровский 1995 — Белодубровский Е. Даниил Хармс и Елизавета Хармсен // Вечерний Петербург. — 1995. — 24 апреля.

4. Борисов 1993 — Борисов С.Б. Эстетика «черного юмора» в российской традиции // Из истории русской эстетической мысли: Межвузовский сб. науч. трудов. — СПб. — 1993.

5. Введенский 1993 — Введенский А.И. Полное собрание произведений: В 2 т. — Т. 1. — М.: Гилея. — 1993.

6. Герасимова, Никитаев 1991 — Герасимова А., Никитаев А. Хармс и «Голем» // Театр. — 1991. — № 11.

7. Глагол — Хармс Д.И. Горло бредит бритвою: Случаи. Рассказы. Дневниковые записи / Сост. и коммент. А.А. Кобринского и А. Устинова; Предисл. А.А. Кобринского. — М.: Глагол. — 1991.

8. Глоцер 1993 — Глоцер В. Об одной букве у Даниила Хармса // Русская литература. — 1993. — № 1.

9. Грицина 1991 — Елизавета Ивановна Грицина вспоминает // Театр. — 1991. — № 11.

10. Дурново 2001 — Владимир Глоцер Марина Дурново. Мой муж Даниил Хармс. — М. — 2001.

11. Жаккар 1995 — Ж.-Ф. Жаккар Даниил Хармс и конец русского авангарда. — СПб. — 1995.

12. Жукова 1991 — Жукова Л. Обэриуты // Театр. — 1991. — № 11.

13. Кацис 1994а — Кацис Л.Ф. Пролегомены к теологии ОБЭРИУ // Литературное обозрение. — 1994. — № 3/4.

14. Кацис 1994б — Кацис Л. Древний Египет у русских футуристов (к семантике футуристического текста IV) // Русский авангард в кругу европейской культуры. — М. — 1994.

15. Кондратьев — Кондратьев А.А. На берегах Ярыни: Демонологический роман // Кондратьев А.А. Сны. — СПб. — 1993.

16. Мифы 1994 — Мифы народов мира. Энциклопедия в 2-х т. — М. — 1994. — Т. 2.

17. Олейников 2000 — Олейников Н.М. Стихотворения и поэмы. — Спб. — 2000.

18. Руднев 1998 — Руднев В.П. Словарь культуры ХХ века. — М.: Аграф. — 1998.

19. Руднева 2001 — Руднева О.Н. Мифология Запада и Востока: Учебное пособие // Липецкий государственный педагогический университет. — Липецк: Липецкое издательство. — 2001.

20. Папюс 1999 — Папюс Оккультизм. Магия и гипноз. — М., 1999.

21. ПВН — Даниил Хармс Полёт в небеса: Стихи: Проза: Драмы: Письма / Вступит. ст., сост., подг. текста и примечания А.А. Александрова. — Л. — 1988.

22. Порет 1980 — Порет А. Воспоминания о Данииле Хармсе // Панорама искусств. — 1980. — № 3.

23. Сажин 1985 — Сажин В.Н. Литературные и фольклорные традиции в творчестве Д.И. Хармса // Литературный процесс в развитии русской культуры XVIII—XX веков. Тезисы научной конференции. — Таллин. — 1985.

24. Сажин 1986 — Сажин В. Читая Даниила Хармса // Даугава. — Рига. — 1986. — № 10.

25. Сажин 1990 — Сажин В.Н. ...Странные сближения (О литературных параллелях к текстам Д.И. Хармса) // М.А. Кузмин и русская культура ХХ века: тезисы и материалы конф. 15—17 мая 1990 г. — Л. — 1990.

26. Сажин 1996 — Сажин В. Петербург как провинция Ленинграда // Вечерний Петербург. — 1996. — № 16.

27. Сажин 1997 — Сажин В.Н. Примечания // Хармс Д.И. Полное собрание сочинений: В 4-х т. — СПб.: Академический проект — 1997. — Т. 1.

28. Сажин 2000 — Сажин В.Н. Зажечь беду вокруг себя. Конспект биографии Хармса // Хармс Д.И. Собрание сочинений: В 3 т. Т. 1: Авиация превращений. — СПб. — 2000.

29. Сажин 2001 — Сажин В.Н. Примечания // Хармс Д. Неизданный Хармс. Полное собрание сочинений. Трактаты и статьи. Письма. Дополнения: не вошедшее в т. 1—3 / Сост., примеч. В.Н. Сажина. — СПб. — 2001.

30. Хазагеров 2000 — Хазагеров Г.Г. Введение в русскую филологию. — Екатеринбург. — 2000.

31. Хармс 1992 — Хармс Д. «Боже, какая ужасная жизнь и какое ужасное у меня состояние». Записные книжки. Письма. Дневники / Публикация В.И. Глоцера // Новый мир. — 1992 — № 2.

32. Хармс 2000: 1/2/3 — Хармс Д.И. Собрание сочинений: в 3 т. — СПб. — 2000. — Тт. 1—3.

33. Хармс 2001 — Хармс Д. Неизданный Хармс. Полное собрание сочинений. Трактаты и статьи. Письма. Дополнения: не вошедшее в т. 1—3 / Сост., примеч. В.Н. Сажина. — СПб. — 2001.

34. Элиаде М., Кулиано И. Словарь религий, обрядов и верований. — СПб. — 1997.

35. Юдин 1999 — Юдин А.В. Русская народная духовная культура. — М. — 1999.

36. Ямпольский 1998 — Ямпольский М. Беспамятство как исток (Читая Хармса). — М. — 1998.

Примечания

1. В. Глоцер (Об одной букве у Даниила Хармса) пишет о значении использования Хармсом буквы г вместо к в слове анегдоты: «Одной этой буквой Хармс как бы намекает на нетрадиционность в использовании известного жанра, а может быть, и на что-то ещё, что не поддаётся быстрой и явной расшифровке [курсив наш — Е.О., Ф.К.]. Но, безусловно, эта буква для него важна» (Глоцер 1993: 241).

В дневниках Хармса имеется следующая запись: «Я рассматривал одну из трёх сохранившихся подписей Мольера, относящихся к 1668 году. Эта прекрасная, чёткая подпись, ни одна буква не написана без внимания» (Глагол: 119).

2. Цит. по: Хармс Д.И. Полное собрание сочинений: В 4-х т. — СПб.: Академический проект — 1997. — Т. 1. — С. 345.

3. У египтян было два имени, малое, которое было общеизвестным, и истинное, великое, которое охранялось в тайне.

4. Сажин 1997: 345

5. Точнее, дата написания произведения, впервые подписанного таким псевдонимом, входящего в Полное собрание сочинений Хармса. Но не учтены подписи в хармсовских записных книжках и подписи к его рисункам.

6. Анализ псевдонимов производился по изданию: Хармс Д.И. Собрание сочинений: в 3 т. — СПб. — 2000; Хармс Д. Неизданный Хармс. Полное собрание сочинений. Трактаты и статьи. Письма. Дополнения: не вошедшее в т. 1—3. — СПб. — 2001.

7. Елизавета Ивановна Грицина младшая сестра Хармса.

8. На пахоту, на боронование (прим. М. Малич)

9. ЯР — самый жар, огонь, пыл, разгар, в прямом и переносном значении. Ярун, ярунья — животное, в поре течки и рощенья. Ярун — кто ярует, ярится, более о плотском. ЯРОСТЬ — свойство, состоянье по прилагательному, сильный гнев, озлобленье, лютость, зверство, неистовство; порыв силы бессмысленной, стихийной; | похоть (Даль). Ярость — гнев и похоть, ярун — похотливый, по-ярый — пристрастный к чему-нибудь («он пояр до вина, до женщин»), яриться — чувствовать похоть (Афанасьев: 223).

10. См. Элиаде, Кулиано 1997: 257

11. Этот и другие детские псевдонимы использовались Хармсом в журналах «Чиж» и «Еж». К сожалению, этот материал на сегодняшний день недоступен.

 
 
 
Яндекс.Метрика О проекте Об авторах Контакты Правовая информация Ресурсы
© 2017 Даниил Хармс.
При заимствовании информации с сайта ссылка на источник обязательна.